-ELOP

Jul. 8th, 2015 07:14 pm
abbra: (Speaker Rabbit)
errno(3) - Linux man page

Name
errno - number of last error

Synopsis

#include <errno.h>


Description

The <errno.h> header file defines the integer variable errno, which is set by system calls and some library functions in the event of an error to indicate what went wrong. Its value is significant only when the return value of the call indicated an error (i.e., -1 from most system calls; -1 or NULL from most library functions); a function that succeeds is allowed to change errno.

Valid error numbers are all nonzero; errno is never set to zero by any system call or library function.

...

ELOP

Impairment of goodwill(MSFT)

Рычаг

Jul. 24th, 2010 09:04 pm
abbra: (Speaker Rabbit)
В комментариях к новостям из России повсеместно сквозит неприязнь к чиновникам и поголовное обвинение во взятничестве и распилах. «Национальная операционная система» -- обязательные распилы. «Сколково» -- распилы. «Нано» -- распилы.

Не буду даже пытаться дискутировать. С моей точки зрения, если все время концентрироваться на негативе, результатом будет только негатив. Давайте лучше поговорим о том, зачем государству, а не чиновникам нужна национальная операционная система, с конструктивной точки зрения.

Что такое государство с точки зрения организационной? Совокупность учреждений, имеющих разную ответственность и ориентацию. Федеральные, региональные, муниципальные. Гражданские, военные, специального назначения. Разной степени открытости по отношению к друг другу и общественности. Отношения между ними и обществом с точки зрения обмена информацией непростые, равно как схемы распределения средств для обеспечения этого обмена. Хотя, с последними попроще. Определенные проекты можно финансировать только из региональных и муниципальных бюджетов, а некоторые -- только из федеральных. Так определено законодательной базой и порой подобные финансовые нюансы серьезно усложняют разработку и внедрение ИТ. Так было, например, со школьными проектами («Первая помощь», ПСПО, широкополосный доступ в интернет), так наверняка будет и в будущем с другими государственными ИТ проектами.

Идеал информационной системы в государстве -- это сочетание нескольких факторов:

  • максимально близкие по базовому содержанию программные комплексы на всех уровнях;

  • массовое обучение сотрудников государственных служб работе с этими комплексами;

  • массовая разработка прикладных информационных систем на общей основе, чтобы уменьшить затраты на внедрение и поддержку;

  • сокращение долгосрочных расходов на поддержку и внедрение за счет совмещения базового обучения населения и госчиновников;


Факторы эти работают друг на друга и совместно усиливают общесистемный эффект. Для обеспечения их работоспособности также требуются определенные юридические, организационные и финансовые процедуры, без которых факторы останутся лишь пожеланиями. Найти, четко описать и реализовать эти процедуры не так-то просто.

Возьмем, к примеру, юридическую сторону. Для массового тиражирования ИТ решений в масштабах страны государству требуется присутствие внедренцев на местах. Если разработчик ИТ решения одновременно является и его внедренцем, это означает, что он должен иметь точки присутствия во всех регионах страны, каким-то образом пройти сквозь обязательную систему тендеров при исполнении работ по государственным заказам и во всех регионах выиграть эти тендеры. Предположим, что этот процесс (уже по формулировке чреватый злоупотреблениями) ему не удался. В таком случае, разработчик ИТ решения будет вынужден поставить его организациям-внедренцам, выигравшим тендеры в конкретных регионах, и реализовать -- в рамках существующего закондательства -- гарантии, под которыми подписались эти исполнители перед соответствующими государственными структурами, тендеры которых они выиграли.

То есть, система сильно усложняется и запутывается, создавая возможность для злоупотреблений и монопольных манипуляций. Выходит, заказывая программный комплекс, предназначенный для массового тиражирования, государство должно каким-то образом юридически подстраховать себя (в виде государственного органа, в котором будет производится внедрение в будущем) от подобных махинаций. Федеральный государственный орган, заказывающий разработку с перспективой ее использования в региональных и муниципальных органах власти, должен озаботиться тем, чтобы эти самые органы смогли затем заказать внедрение разработки на рыночных и недискриминационных условиях, в идеале еще и обеспечив финансирование, выделенное из регионального и муниципального бюджета. Который, в конечном итоге, должен работать на нужды региона и не вымываться из него, хотя бы путем «утекания» доходов и налогов в другие регионы.

Государство работает в том же правовом поле, в котором работают и подрядчики, у которых оно заказывает разработки и внедрение. Один из ключевых моментов, последовательно разрабатывавшихся в рамках программ «Электронной России» и аналогичных, был связан с решением этой проблемы. В сообщениях прессы о «Национальной операционной системе», к сожалению, этот момент из выступления Ильи Массуха был практически опущен. Синодов на roem.ru слегка коснулся этого момента, а остальные совсем пропустили мимо. Для государства важно, чтобы разработки, выполненные на государственные деньги и предполагаемые к дальнейшему массовому тиражированию, были отчуждаемы. Отчуждение в данном случае есть вполне конкретный юридический термин и предполагает передачу определенного набора прав в рамках существующего законодательства. Этот набор должен обеспечивать возможность государства как единого заказчика передать полученный в результате заказной разработки комплекс далее и обеспечить свободу себе (государству) для последующего внедрения, развития, доработки и так далее, в идеале вне зависимости от конкретного исполнителя первого заказа.

Для исполнителей это, конечно, тяжелое условие. Многие исполнители привыкли к тому, что получение разработки на определенную систему в дальнейшем делает их эксклюзивными поставщиками и поддержки. По крайней мере, обеспечивает им конкурентное преимущество не за счет каких-то качеств разработанного продукта, а в основном за «право первой ночи». Сознательная передача «права первой ночи» потенциальным конкурентам выглядит совсем не рыночной и разрушительной.

Однако заказчик с такими условиями -- государство. Если кто-то не готов осваивать государственные (деньги налогоплательщиков) средства на таких условиях, у государства -- как и у иных субъектов хозяйствования -- всегда есть выбор. Например, заказать разработку альтернативы существующему решению под условиями, которые устроят государство и выбранного поставщика (к примеру, полностью принадлежающий государству субъект хозяйствования). Илья Массух упомянул о неотторжимости поисковой системы Яндекса на условиях, которые интересны государству -- и отсутствие иных значимых альтернатив вполне логично ведет к появлению идеи, что государству необходима «национальная поисковая система». В конце концов, это вопрос государственной независимости, но не в смысле независимости государства от внешних врагов, а независимости в принятии решений по отношению к самому себе, если государство рассматривать как компанию с 868151 сотрудником (согласно данным Росстата на 1 октября 2009 года).

Так и с «национальной операционной системой». Вопрос отторгаемости разработанных решений возникает сам собой, если рассматривать долгосрочную перспективу использования этих решений на всех уровнях государственной службы и в 100% зависящих от государства «смежных» организациях. Понятно, что в здоровой ситуации государство будет заказывать услуги по развитию, внедрению, поддержке и обучению пользованию внедряемым системам сторонним организациям и с большой вероятностью совсем не одним и тем же -- особенно в рамках такой большой страны как Российская Федерация. Однако государство прежде всего должно обеспечить себе возможность такой ситуации, согласованной с особенностями распределения бюджета между разными ветвями и уровнями власти (внутригосударственных структур).

Используя эти подходы -- а мы рассмотрели только один небольшой, пусть и важный момент -- становится ясно, почему требуется, например, обеспечение разработки российскими компаниями и присутствие инфраструктуры для хранения/развертывания «национальной операционной системы» внутри страны. Государство использует новое игровое поле для рычага решения самых разных задач, включая потенциальное перераспределение экономических и социальных ориентаций регионов и более равномерное развитие самих регионов по отношению друг к другу. 10% от трудоспособного населения страны заняты в органах государственной власти разных уровней, если вокруг их деятельности создается инфраструктура обслуживания, которая затронет хотя бы еще 10% трудоспособного населения страны, это уже существенный рычаг.

Понятно, что перспективы формирования и тем более получения реальной отдачи от такого рычага совсем не близки. Однако и государство, в отличие от традиционных компаний, по определению должно работать в средне- и долгосрочном горизонте.

Рычаг

Jul. 24th, 2010 09:04 pm
abbra: (Speaker Rabbit)
В комментариях к новостям из России повсеместно сквозит неприязнь к чиновникам и поголовное обвинение во взятничестве и распилах. «Национальная операционная система» -- обязательные распилы. «Сколково» -- распилы. «Нано» -- распилы.

Не буду даже пытаться дискутировать. С моей точки зрения, если все время концентрироваться на негативе, результатом будет только негатив. Давайте лучше поговорим о том, зачем государству, а не чиновникам нужна национальная операционная система, с конструктивной точки зрения.

Что такое государство с точки зрения организационной? Совокупность учреждений, имеющих разную ответственность и ориентацию. Федеральные, региональные, муниципальные. Гражданские, военные, специального назначения. Разной степени открытости по отношению к друг другу и общественности. Отношения между ними и обществом с точки зрения обмена информацией непростые, равно как схемы распределения средств для обеспечения этого обмена. Хотя, с последними попроще. Определенные проекты можно финансировать только из региональных и муниципальных бюджетов, а некоторые -- только из федеральных. Так определено законодательной базой и порой подобные финансовые нюансы серьезно усложняют разработку и внедрение ИТ. Так было, например, со школьными проектами («Первая помощь», ПСПО, широкополосный доступ в интернет), так наверняка будет и в будущем с другими государственными ИТ проектами.

Идеал информационной системы в государстве -- это сочетание нескольких факторов:

  • максимально близкие по базовому содержанию программные комплексы на всех уровнях;

  • массовое обучение сотрудников государственных служб работе с этими комплексами;

  • массовая разработка прикладных информационных систем на общей основе, чтобы уменьшить затраты на внедрение и поддержку;

  • сокращение долгосрочных расходов на поддержку и внедрение за счет совмещения базового обучения населения и госчиновников;


Факторы эти работают друг на друга и совместно усиливают общесистемный эффект. Для обеспечения их работоспособности также требуются определенные юридические, организационные и финансовые процедуры, без которых факторы останутся лишь пожеланиями. Найти, четко описать и реализовать эти процедуры не так-то просто.

Возьмем, к примеру, юридическую сторону. Для массового тиражирования ИТ решений в масштабах страны государству требуется присутствие внедренцев на местах. Если разработчик ИТ решения одновременно является и его внедренцем, это означает, что он должен иметь точки присутствия во всех регионах страны, каким-то образом пройти сквозь обязательную систему тендеров при исполнении работ по государственным заказам и во всех регионах выиграть эти тендеры. Предположим, что этот процесс (уже по формулировке чреватый злоупотреблениями) ему не удался. В таком случае, разработчик ИТ решения будет вынужден поставить его организациям-внедренцам, выигравшим тендеры в конкретных регионах, и реализовать -- в рамках существующего закондательства -- гарантии, под которыми подписались эти исполнители перед соответствующими государственными структурами, тендеры которых они выиграли.

То есть, система сильно усложняется и запутывается, создавая возможность для злоупотреблений и монопольных манипуляций. Выходит, заказывая программный комплекс, предназначенный для массового тиражирования, государство должно каким-то образом юридически подстраховать себя (в виде государственного органа, в котором будет производится внедрение в будущем) от подобных махинаций. Федеральный государственный орган, заказывающий разработку с перспективой ее использования в региональных и муниципальных органах власти, должен озаботиться тем, чтобы эти самые органы смогли затем заказать внедрение разработки на рыночных и недискриминационных условиях, в идеале еще и обеспечив финансирование, выделенное из регионального и муниципального бюджета. Который, в конечном итоге, должен работать на нужды региона и не вымываться из него, хотя бы путем «утекания» доходов и налогов в другие регионы.

Государство работает в том же правовом поле, в котором работают и подрядчики, у которых оно заказывает разработки и внедрение. Один из ключевых моментов, последовательно разрабатывавшихся в рамках программ «Электронной России» и аналогичных, был связан с решением этой проблемы. В сообщениях прессы о «Национальной операционной системе», к сожалению, этот момент из выступления Ильи Массуха был практически опущен. Синодов на roem.ru слегка коснулся этого момента, а остальные совсем пропустили мимо. Для государства важно, чтобы разработки, выполненные на государственные деньги и предполагаемые к дальнейшему массовому тиражированию, были отчуждаемы. Отчуждение в данном случае есть вполне конкретный юридический термин и предполагает передачу определенного набора прав в рамках существующего законодательства. Этот набор должен обеспечивать возможность государства как единого заказчика передать полученный в результате заказной разработки комплекс далее и обеспечить свободу себе (государству) для последующего внедрения, развития, доработки и так далее, в идеале вне зависимости от конкретного исполнителя первого заказа.

Для исполнителей это, конечно, тяжелое условие. Многие исполнители привыкли к тому, что получение разработки на определенную систему в дальнейшем делает их эксклюзивными поставщиками и поддержки. По крайней мере, обеспечивает им конкурентное преимущество не за счет каких-то качеств разработанного продукта, а в основном за «право первой ночи». Сознательная передача «права первой ночи» потенциальным конкурентам выглядит совсем не рыночной и разрушительной.

Однако заказчик с такими условиями -- государство. Если кто-то не готов осваивать государственные (деньги налогоплательщиков) средства на таких условиях, у государства -- как и у иных субъектов хозяйствования -- всегда есть выбор. Например, заказать разработку альтернативы существующему решению под условиями, которые устроят государство и выбранного поставщика (к примеру, полностью принадлежающий государству субъект хозяйствования). Илья Массух упомянул о неотторжимости поисковой системы Яндекса на условиях, которые интересны государству -- и отсутствие иных значимых альтернатив вполне логично ведет к появлению идеи, что государству необходима «национальная поисковая система». В конце концов, это вопрос государственной независимости, но не в смысле независимости государства от внешних врагов, а независимости в принятии решений по отношению к самому себе, если государство рассматривать как компанию с 868151 сотрудником (согласно данным Росстата на 1 октября 2009 года).

Так и с «национальной операционной системой». Вопрос отторгаемости разработанных решений возникает сам собой, если рассматривать долгосрочную перспективу использования этих решений на всех уровнях государственной службы и в 100% зависящих от государства «смежных» организациях. Понятно, что в здоровой ситуации государство будет заказывать услуги по развитию, внедрению, поддержке и обучению пользованию внедряемым системам сторонним организациям и с большой вероятностью совсем не одним и тем же -- особенно в рамках такой большой страны как Российская Федерация. Однако государство прежде всего должно обеспечить себе возможность такой ситуации, согласованной с особенностями распределения бюджета между разными ветвями и уровнями власти (внутригосударственных структур).

Используя эти подходы -- а мы рассмотрели только один небольшой, пусть и важный момент -- становится ясно, почему требуется, например, обеспечение разработки российскими компаниями и присутствие инфраструктуры для хранения/развертывания «национальной операционной системы» внутри страны. Государство использует новое игровое поле для рычага решения самых разных задач, включая потенциальное перераспределение экономических и социальных ориентаций регионов и более равномерное развитие самих регионов по отношению друг к другу. 10% от трудоспособного населения страны заняты в органах государственной власти разных уровней, если вокруг их деятельности создается инфраструктура обслуживания, которая затронет хотя бы еще 10% трудоспособного населения страны, это уже существенный рычаг.

Понятно, что перспективы формирования и тем более получения реальной отдачи от такого рычага совсем не близки. Однако и государство, в отличие от традиционных компаний, по определению должно работать в средне- и долгосрочном горизонте.
abbra: (Default)
В продолжение http://abbra.livejournal.com/137196.html отличная презентация о том, как работали CDO и как они обвалились: http://youtube.com/watch?v=eb_R1-PqRrw%20

Презентация сама по себе очень хороша с педагогической точки зрения.
abbra: (Default)
В продолжение http://abbra.livejournal.com/137196.html отличная презентация о том, как работали CDO и как они обвалились: http://youtube.com/watch?v=eb_R1-PqRrw%20

Презентация сама по себе очень хороша с педагогической точки зрения.
abbra: (Default)
Статья в Guardian о токсическом эффекте залоговых долговых обязательств, из-за которых и произошел нынешний кризис, по мнению многих экспертов. Рынок CDO, возникший в 1987 году, особенно активно развивался в 2004-2007. И рухнул. Да так, что только в Великобритании в 2007 году объем таких обязательств составлял 1.4 триллиона фунтов стерлингов, практически валовый национальный продукт Великобритании.

Фактически, это повторение ситуации с ГКО, только на гораздо более масштабном уровне...
abbra: (Default)
Статья в Guardian о токсическом эффекте залоговых долговых обязательств, из-за которых и произошел нынешний кризис, по мнению многих экспертов. Рынок CDO, возникший в 1987 году, особенно активно развивался в 2004-2007. И рухнул. Да так, что только в Великобритании в 2007 году объем таких обязательств составлял 1.4 триллиона фунтов стерлингов, практически валовый национальный продукт Великобритании.

Фактически, это повторение ситуации с ГКО, только на гораздо более масштабном уровне...
abbra: (Default)
New York Times пишет о том, как наследие графа Цеппелина кормит 57000 жителей города Фридрихсхафен в Германии. Цеппелин в начале XX века основал фонд, пожертвования в который шли на работы по созданию дирижаблей. Он постановил, что управление фондом должен быть передано городу, если станет невозможным дальнейшее проведение работ по дирижаблестроению. После второй мировой войны французские оккупационные власти отдали фонд администрации Фридрихсхафена. Фонд владеет долями в разных предприятиях-наследниках бизнеса Цеппелина, так что дивиденды от их успешной деятельности идут в фонд, а через него -- в казну города. Отчисления невелики в процентном отношении, но составляют от 60 до 80 миллионов долларов в год, поскольку сами предприятия стали довольно крупными: например, ZF Fridriechschafen занимается производством запчастей для автомобилей и зарабатывает около 20 миллиардов долларов в год, а на предприятиях компании работает около 60 тысяч человек по всему миру. Так что фонд неожиданно оказался драгоценным, а то, что он принадлежит городу, понравилось не всем. В последней четверти XX века даже были судебные разбирательства, результатом которых стало то, что фонд стал тратить деньги на развитие дирижаблестроения. Эта деятельность защищает город от домогательств: сейчас четыре построенных дирижабля, несмотря на то, что они все работают в убыток, позволяют сохранить городу власть над фондом и доходы в городском бюджете, строить социальные объекты и поддерживать инфраструктуру города. Интересно, что уровень безработицы в регионе всего 2.5%, многие жители работают на предприятиях, владельцем которых является фонд графа Цеппелина.

А начиналось все с народных пожертвований 108 лет назад...
abbra: (Default)
New York Times пишет о том, как наследие графа Цеппелина кормит 57000 жителей города Фридрихсхафен в Германии. Цеппелин в начале XX века основал фонд, пожертвования в который шли на работы по созданию дирижаблей. Он постановил, что управление фондом должен быть передано городу, если станет невозможным дальнейшее проведение работ по дирижаблестроению. После второй мировой войны французские оккупационные власти отдали фонд администрации Фридрихсхафена. Фонд владеет долями в разных предприятиях-наследниках бизнеса Цеппелина, так что дивиденды от их успешной деятельности идут в фонд, а через него -- в казну города. Отчисления невелики в процентном отношении, но составляют от 60 до 80 миллионов долларов в год, поскольку сами предприятия стали довольно крупными: например, ZF Fridriechschafen занимается производством запчастей для автомобилей и зарабатывает около 20 миллиардов долларов в год, а на предприятиях компании работает около 60 тысяч человек по всему миру. Так что фонд неожиданно оказался драгоценным, а то, что он принадлежит городу, понравилось не всем. В последней четверти XX века даже были судебные разбирательства, результатом которых стало то, что фонд стал тратить деньги на развитие дирижаблестроения. Эта деятельность защищает город от домогательств: сейчас четыре построенных дирижабля, несмотря на то, что они все работают в убыток, позволяют сохранить городу власть над фондом и доходы в городском бюджете, строить социальные объекты и поддерживать инфраструктуру города. Интересно, что уровень безработицы в регионе всего 2.5%, многие жители работают на предприятиях, владельцем которых является фонд графа Цеппелина.

А начиналось все с народных пожертвований 108 лет назад...
abbra: (Default)
Это обязательно для прочтения: "Счастье быть программистом" в исполнении Густаво Дуарте.
abbra: (Default)
Это обязательно для прочтения: "Счастье быть программистом" в исполнении Густаво Дуарте.
abbra: (Default)
Начав с дискуссии у [livejournal.com profile] vitus_wagner, я все-таки решил вынести эту мысль из комментариев. Сейчас идут споры: зачем Nokia и компаниям открывать Symbian под Eclipse Public License.

Люди покупаются на моду. iphone сделал модным multitouch, даже если он и не нужен. iphone сделал модным браваду и "хакерство": теперь, чтобы быть денди, нужно иметь взломанный iphone. Это такой вызов обществу, игра, в которую общество с радостью играет. Подсознательный выпуск пара, сознательная провокация и фронда, которая ничего на самом деле угрожающего на своего носителя не привлекает. Это сдвиг сознания в область "они -- старые, а мы -- современные". За таким сдвигом легко рванут небольшие (и большие) компании, которые пишут игрушки и что угодно для мобильного потребителя. Такое уже было с рингтонами и картинками -- мы говорили, что это дурость и ими никто пользоваться не будет, а между тем ушлые компании, нанимающие по 300-400 человек клепать рингтоны и картинки создали отрасль на миллиарды долларов (400 млн. долларов только в России в 2006 году) -- в 2007 было продано около миллиарда телефонов по миру, рынок есть.

Так что пока будет быть модно iphone hackers, будут поставщики стиля для iphone hackers. То, что "хакеров" сейчас мало (6 миллионов), позволяет им позиционировать себя как элиту, фронду, стиль жизни и прочее. А расторопным бойцам рядом -- делать на них деньги.

И самое главное -- эти расторопные бойцы уходят с других платформ туда, где легче писать и где _будет_ больше пользователей. Не где они есть сейчас, а где они будут этой ночью. Снегопад придет после полуночи. Вот этого Symbian Foundation и боится.

Об этом отлично писала Урсула К. Ле Гуин в "Малафрене" (1979).
abbra: (Default)
Начав с дискуссии у [livejournal.com profile] vitus_wagner, я все-таки решил вынести эту мысль из комментариев. Сейчас идут споры: зачем Nokia и компаниям открывать Symbian под Eclipse Public License.

Люди покупаются на моду. iphone сделал модным multitouch, даже если он и не нужен. iphone сделал модным браваду и "хакерство": теперь, чтобы быть денди, нужно иметь взломанный iphone. Это такой вызов обществу, игра, в которую общество с радостью играет. Подсознательный выпуск пара, сознательная провокация и фронда, которая ничего на самом деле угрожающего на своего носителя не привлекает. Это сдвиг сознания в область "они -- старые, а мы -- современные". За таким сдвигом легко рванут небольшие (и большие) компании, которые пишут игрушки и что угодно для мобильного потребителя. Такое уже было с рингтонами и картинками -- мы говорили, что это дурость и ими никто пользоваться не будет, а между тем ушлые компании, нанимающие по 300-400 человек клепать рингтоны и картинки создали отрасль на миллиарды долларов (400 млн. долларов только в России в 2006 году) -- в 2007 было продано около миллиарда телефонов по миру, рынок есть.

Так что пока будет быть модно iphone hackers, будут поставщики стиля для iphone hackers. То, что "хакеров" сейчас мало (6 миллионов), позволяет им позиционировать себя как элиту, фронду, стиль жизни и прочее. А расторопным бойцам рядом -- делать на них деньги.

И самое главное -- эти расторопные бойцы уходят с других платформ туда, где легче писать и где _будет_ больше пользователей. Не где они есть сейчас, а где они будут этой ночью. Снегопад придет после полуночи. Вот этого Symbian Foundation и боится.

Об этом отлично писала Урсула К. Ле Гуин в "Малафрене" (1979).
abbra: (Default)
Спасибо Stacey Schneider и Groklaw за ссылку на статью Эрика Маскина, новоиспеченного нобелевского лауреата по экономике. Статья (PDF, 192Kb) "Последовательная инновация, патенты и имитация" впервые была опубликована в 1999 году, а затем обновлена в 2006. В ней Эрик Маскин вместе с Джеймсом Бессеном рассматривают два варианта развития изобретательской деятельности: в так называемой статической модели и модели последовательных изобретений.

Статическая модель описывает ситуацию, где для защиты уже вложенных в изобретение усилий используется система патентования: в обмен на раскрытие информации об изобретении, изобретатель получает возможность эксклюзивных прав на эксплуатацию своего изобретения. Таким образом, другой изобретатель не строит свои изобретения поверх уже существующих, а вынужден "изобретать колесо" или покупать лицензию на существующую разработку. В моделях уделяется внимание не только выгодам, которые получают изобретатели, но и тому, что же получит социальная среда, в которой живет изобретатель и которой используется это изобретение. В статической модели установленные законы (система патентования) не только защищает изобретателя от имитации, но и увеличивает риск дополнительных затрат на исследования со стороны альтернативного изобретателя-потенциального имитатора. Отсутствие патентной защиты в такой системе ведет к тому, что баланс (межкорпоративного) уровня вложений в изобретения не будет превышать уровень социального оптимума, а наличие системы патентования всегда выводит такой баланс выше уровня социального оптимума. То есть, в статической системе (никто не стоит на плечах гигантов, все стремятся самостоятельно стать гигантами) патенты скорее добро, чем зло. При этом лицензирование патентов другим не увеличивает общий доход (в том числе и социальный) участников, а лишь перераспределяет некий потенциальный максимум этого дохода.

Более того, Маскин и Бессен показывают, что в статической системе наличие конкуренции является сдерживающим фактором для инноваций. Компании, которые занимаются исследованиями и инновациями в условиях статической модели всегда имеют меньший "выхлоп" от этой деятельности, если у них есть конкуренты.

Последовательная модель рассматривает иную ситуацию, более реалистичную: исследования и открытия строятся на использовании предыдущих знаний и открытий всей социальной среды. То есть, инновации и изобретения в конкретный момент времени есть лишь звено в цепи инноваций, протяженной во времени.

В последовательной модели баланс (межкорпоративного) уровня вложений в исследования и разработку при отсутствии патентов меньше, чем уровень социального оптимума, однако и неэффективность использования вложений в этом случае меньше по сравнению со статической моделью с патентной системой. Далее, для социальной среды общий "выхлоп" исследовательской деятельности компаний выше при отсутствии патентной системы, аналогичный вывод сохраняется и для самих компаний, ведущих разработку. То есть, последовательная модель без патентной системы выгодна обществу в целом и выгодна изобретателям. Защита изобретателей в такой модели осуществляется на основании аттрибутивных законов (авторского права), а не запретов имитации.

Но отсутствие патентной системы в последовательной модели означает появление имитаторов и, как следствие, конкуренции. А конкуренция среди имитаторов-изобретателей положительно сказывается и на обществе, и на изобретателях.

Эта работа является, фактически, математическим обоснованием эффективности деятельности, осуществляемой сообществом разработчиков и пользователей свободного ПО. Свободные лицензии, опираясь на законы об авторском праве, выстраивают систему аттрибутивного вознаграждения изобретателей, при этом гарантируя свободу каждому гражданину социума на "превращение" в изобретателя.
abbra: (Default)
Спасибо Stacey Schneider и Groklaw за ссылку на статью Эрика Маскина, новоиспеченного нобелевского лауреата по экономике. Статья (PDF, 192Kb) "Последовательная инновация, патенты и имитация" впервые была опубликована в 1999 году, а затем обновлена в 2006. В ней Эрик Маскин вместе с Джеймсом Бессеном рассматривают два варианта развития изобретательской деятельности: в так называемой статической модели и модели последовательных изобретений.

Статическая модель описывает ситуацию, где для защиты уже вложенных в изобретение усилий используется система патентования: в обмен на раскрытие информации об изобретении, изобретатель получает возможность эксклюзивных прав на эксплуатацию своего изобретения. Таким образом, другой изобретатель не строит свои изобретения поверх уже существующих, а вынужден "изобретать колесо" или покупать лицензию на существующую разработку. В моделях уделяется внимание не только выгодам, которые получают изобретатели, но и тому, что же получит социальная среда, в которой живет изобретатель и которой используется это изобретение. В статической модели установленные законы (система патентования) не только защищает изобретателя от имитации, но и увеличивает риск дополнительных затрат на исследования со стороны альтернативного изобретателя-потенциального имитатора. Отсутствие патентной защиты в такой системе ведет к тому, что баланс (межкорпоративного) уровня вложений в изобретения не будет превышать уровень социального оптимума, а наличие системы патентования всегда выводит такой баланс выше уровня социального оптимума. То есть, в статической системе (никто не стоит на плечах гигантов, все стремятся самостоятельно стать гигантами) патенты скорее добро, чем зло. При этом лицензирование патентов другим не увеличивает общий доход (в том числе и социальный) участников, а лишь перераспределяет некий потенциальный максимум этого дохода.

Более того, Маскин и Бессен показывают, что в статической системе наличие конкуренции является сдерживающим фактором для инноваций. Компании, которые занимаются исследованиями и инновациями в условиях статической модели всегда имеют меньший "выхлоп" от этой деятельности, если у них есть конкуренты.

Последовательная модель рассматривает иную ситуацию, более реалистичную: исследования и открытия строятся на использовании предыдущих знаний и открытий всей социальной среды. То есть, инновации и изобретения в конкретный момент времени есть лишь звено в цепи инноваций, протяженной во времени.

В последовательной модели баланс (межкорпоративного) уровня вложений в исследования и разработку при отсутствии патентов меньше, чем уровень социального оптимума, однако и неэффективность использования вложений в этом случае меньше по сравнению со статической моделью с патентной системой. Далее, для социальной среды общий "выхлоп" исследовательской деятельности компаний выше при отсутствии патентной системы, аналогичный вывод сохраняется и для самих компаний, ведущих разработку. То есть, последовательная модель без патентной системы выгодна обществу в целом и выгодна изобретателям. Защита изобретателей в такой модели осуществляется на основании аттрибутивных законов (авторского права), а не запретов имитации.

Но отсутствие патентной системы в последовательной модели означает появление имитаторов и, как следствие, конкуренции. А конкуренция среди имитаторов-изобретателей положительно сказывается и на обществе, и на изобретателях.

Эта работа является, фактически, математическим обоснованием эффективности деятельности, осуществляемой сообществом разработчиков и пользователей свободного ПО. Свободные лицензии, опираясь на законы об авторском праве, выстраивают систему аттрибутивного вознаграждения изобретателей, при этом гарантируя свободу каждому гражданину социума на "превращение" в изобретателя.
abbra: (Default)
Отличная статья на Bit of News об экономике доллара и почему правительство США запретило перерабатывать и вывозить из страны металлические монеты.
abbra: (Default)
Отличная статья на Bit of News об экономике доллара и почему правительство США запретило перерабатывать и вывозить из страны металлические монеты.

Profile

abbra: (Default)
abbra

April 2016

S M T W T F S
     12
3456789
1011121314 1516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 18th, 2017 04:58 am
Powered by Dreamwidth Studios